28 лет тому назад на карте России появился новый город, точнее, он и раньше занимал на этой карте свое царственное место, но под другим, не менее прославленным именем. 6 сентября 1991 года был издан указ «О возвращении городу Ленинграду его исторического названия Санкт-Петербург». Это были те самые «смутные» 90-е: есть было нечего, зато беспокойные умы бурлили, извергали идеи и за каждую шли в бой насмерть.

Коммунистыпредлагали оставить старое имя: именно с ним связаны события Великой Отечественной войны. По словам историка Наума Синдаловского, они даже создали комитет для того, чтобы пресечь попытки переименовать город — по иронии судьбы, заседал комитет в Музее обороны Ленинграда. В то время в ходу был невеселый анекдот: 

— Что останется от Ленинграда, если на него сбросить атомную бомбу?

— Останется Петербург.

Против выступали председатель Ленсовета Анатолий Собчак, отмечая дороговизну переименования, и Михаил Горбачев, поминавший «волю народа», высказанную в 1924 году.

Некоторые жители города, не будучи сторонниками коммунистов, считали, что имя Санкт-Петербург – название слишком помпезное, относится к утраченной имперской столице и вряд ли подходит для «столицы с областной судьбой», которой стал в те годы Ленинград. Представители интеллигенции сравнивали его с «обветшавшей архитектурной жемчужиной».

Отсюда перезаписала

Патриарх Алексий II, бывший в 1986-1990 годах митрополитом Ленинградским и Новгородским, высказал мнение: «Город должен помнить своего основателя – императора Петра и носить имя своего молитвенника – апостола Петра».

Тогда решено было провести опрос жителей Ленинграда.

Находились тем временем и те, кто предлагал свои, иной раз весьма курьезные варианты: Невоград, Еленинград и даже Ленинград Петроградович Петербург, Свято-Петроград – идея Солженицына.

Опрос состоялся. За переименование выступило 54 %, а  голосовавших против — 42 %. По словам все того же Синдаловского, одной из первых реакций на возвращение городу имени стала реклама петербургской строительной фирмы, предлагавшей квартиры в новых домах: «Переезжайте из Ленинграда в Санкт-Петербург». Случались и курьезы: иностранцы, прибывавшие в Петербург на Московский вокзал, первым делом утыкались взглядом в гостиницу «Октябрьская» с огромной надписью: «Город-герой Ленинград».

Это вызывало у них недоумение: «Так вы переименовали город или как?»

Но и сегодня некоторые горожане продолжают называть город Ленинградом. Для них название «Ленинград» крепко связано с памятью, в том числе с блокадой. Это по-прежнему блокада Ленинграда — и никто никогда не напишет, что это была блокада Петербурга.

Позднее Анатолий Собчак все же отметил, что возвращение городу имени Санкт-Петербург «было одним из знаков начинающейся новой жизни».

Вообще-то у Петербурга есть и другие имена: Северная Пальмира, северная Венеция, город белых ночей… И в конце концов как бы его не называли, какие бы времена не переживал один из прекраснейших городов мира, он всегда будет городом кружевной лепнины дворцов, трепетной ряби бесчисленных каналов, где дрожат монетки, которые щедро разбрасывает заходящее солнце. Городом, где, кажется, поет сам воздух, подслушав бесконечный шепот засыпающей листвы Летнего сада, долгие колыбельные ветров Васильевского острова, на котором я живу. Городом, тайны которого не будут раскрыты никогда, ибо каждое время рождает свои загадки. Городом, над которым всегда будет парить ангел Александровской колонны, любя и охраняя его покой…